Вы здесь

Почему демпинг цен на школьное питание выгоден Смольному

Александр Воличенко

Родители ежедневно переплачивают за питание детей в школьных столовых, сообщил экс-глава Управления социального питания Алексей Барабанщиков в вызвавшем общественный резонанс интервью. Вторая часть его беседы с журналистами появилась на страницах издания «Блокнот».

Известно, что ежегодно власти города устанавливают базовую цену на школьный рацион. На данный момент стоимость комплексного школьного обеда составляет 173 рубля. По словам Барабанщикова, данную сумму комбинаты должны вкладывать в питание, которое обеспечит школьникам необходимые для растущих организмов вещества.

«Отсюда требования к качеству продуктов, запреты на ряд блюд и технологий приготовления, отсюда, например, вытекает требование о наличии на столах свежих фруктов. При этом стоимость устанавливается исходя из цен на продукты, затрат на персонал, амортизацию оборудования и так далее», – рассказал экс-глава УСП.

На основе этой суммы происходит расчет стартовой стоимости контрактов при проведении конкурсов на обслуживание учебных заведений. Однако в ходе торгов пищевики прибегают к радикальному демпингу, из-за чего их расходы сильно снижаются. В итоге получается, что родители школьников платят за еду детей по установленным Смольным ценам. Власти города, в свою очередь, рассчитываются с комбинатами по заниженным тарифам. Куда исчезает ценовая разница - непонятно.

«И это будет экономия на здоровье детей. А родители, кстати, платят всю сумму целиком. Если частный комбинат выиграл тендер с большим снижением, и стоимость дневного рациона у него составляет, скажем, 60 рублей вместо 173, то родители все равно будут платить 173 рубля», – заявил Барабанщиков.

Таким образом, демпинг может быть выгоден городскому правительству, но при этом негативно сказывается на качестве школьной еды. Экс-глава УСП отметил, что 40% от общей стоимости завтраков и обедов – это затраты на покупку продуктов. Остальные 60% уходят на логистику, зарплаты персоналу и прочие расходы.

«На чем тут экономить? На зарплатах, чтобы обеды готовили люди без квалификации с соответствующим отношением из-за копеечной зарплаты? Или на логистике, может быть? Пускай продукты возят в обычных грузовых машинах без соблюдения СанПиНов и хранят открытым способом на обычных складах. И оборудование пускай не закупают? Невозможно сэкономить в два раза, просто оптимизируя работу с поставщиками, придется жертвовать качеством», – подытожил он.

Стоит отметить, что многие петербургские СМИ не хотели публиковать данное интервью, опасаясь последствий со стороны заинтересованных лиц. Между тем, журналисты уверены, что именно критика в адрес Смольного и стала поводом для возбуждения против него уголовного дела.

Еще по теме:

Монголы против смертной казни

Президент Монголии Цахиагийн Элбэгдорж предложил ввести мораторий на смертную казнь и призвал к отмене таких наказаний.

Австралийская оппозиция не любит верблюдов

Один из оппозиционных лидеров Австралии Джон Кобб всерьез предлагает истребить огромную популяцию верблюдов. На эти цели будет выделено 19 миллионов долларов из государственного бюджета.

Уго Чавес повысит зарплату на 25 процентов

 

Президент Венесуэлы Уго Чавес объявил об увеличении размера минимальной заработной платы на 25 процентов, пытаясь тем самым смягчить последствия роста инфляции, энергетического кризиса и других проблем внутри страны. 

Почему не убирают Лужкова

Вроде бы давно всем очевидно, что для федеральных властей московский мэр - что кость в горле. Его отношения с Путиным всегда были, мягко говоря, далеки от идеальных, а в последние годы самовластье Лужкова и вовсе выглядит нонсенсом на фоне почти полностью "вертикализированной" остальной России.

Политэкономия Москвабада

Должно быть многие заметили, что путинцы собираются уволить Лужкова. Который год собираются. А прямо сказать, давно вожделеют выгнать гада. И, казалось бы, какие проблемы отставить Юрьмихалыча? Что будто бы больше никому не справиться управлять Москвой, так это чепуха.

Зажиревший Кремль

Рынок политконсалтинга сейчас сжался до неприличных размеров, но в мае я все же поучаствовал в политической диагностике ситуации в одном небольшом русском городке Поволжья (70 тыс. населения). В числе прочего там был и репрезентативный анкетный опрос, который я, собственно, и проводил.