18+
inter right inter right
Information Agency InterRight
Информационное агентство
КультураВесь раздел
ПравозащитаВесь раздел
НаукаВесь раздел
ОбществоВесь раздел
ПолитикаВесь раздел
ПроисшествияВесь раздел
ВсеВесь раздел
ЭкономикаВесь раздел
АрмияВесь раздел
ПутешествияВесь раздел
Увеличить

Как украсть миллиарды в России

15 февраля 2011 г.
Livejournal/InterRight/Livejournal
Share

Помните, нам говорили, что вместо одного монстра РАО ЕЭС будет создано несколько генерирующих компаний, их выведут на биржу, акции продадут инвесторам, а вырученные деньги будут вложены в развитие этих компаний. Таким образом, говорил Анатолий Борисович, отрасль оживет, задышит, начнет развиваться.

Схема, между прочим, неплохая, но, увы, как и многие идеи Чубайса, несколько романтичная.

Сделали точно, как планировали. Электростанции разбили на шесть групп, каждую группу назвали оптовой генерирующей компанией (сокращенно ОГК). Первую (ОГК-1) ЕЭС оставил себе. ОГК-2 и ОГК-6 отдал Газпрому. ОГК-3 досталась “Норильскому Никелю”, то есть Потанину и Прохорову (Прохоров потом в “Норникеле” заменился Дерипаской). ОГК-4 купили немцы (Рургаз), ОГК-5 – итальянцы (Энель).

Говоря “купили”, я конечно, упрощаю. Имеется в виду: приобрели контрольный пакет. Потому что акций выпускалось огромное количество (например, дополнительная эмиссия только ОГК-3 составляла 18 миллиардов акций номиналом по 1 руб.), и каждый мог их себе купить на бирже. А вот у кого будет контрольный пакет, это определялось сверху.

Итак, шестьдесят процентов акций ОГК-3, о котором далее и пойдет речь, достался “Норникелю”, входящему в потанинский холдинг “Интеррос”. Чтобы получить деньги на развитие, открытое акционерное общество “ОГК-3”, как и другие ОГК, в 2007 году провело дополнительную эмиссию акций. И в результате выручило 81.720.000.000 рублей.

Неплохая сумма. По замыслу чубайсовской реформы, они целевым образом должны были быть заинвестированы в развитие собственного производства. А производством на “ОГК-3” занимались шесть электростанций, остро нуждавшихся в модернизации: Костромская, Печорская, Харанорская, Гусиноозерская, Южноуральская, Черепетская.

Конечно, сразу запустить все в конкретные инвестиционные программы было невозможно. Их еще надо было разработать, эти программы. Закон (и Чубайс) рекомендовал то, что заработано на эмиссии, положить в банки на депозитные счета, в конце концов – процент по депозиту – тоже какая-никакая прибыль.
Может, так бы оно и было. Может, у “Интерроса” действительно были в отношении ОГК-3 самые благие намерения. Может быть. Но тут наступил кризис. Многих затрясло. К концу 2008 года оказалось, что и “Интеррос” со всех сторон обложен долгами. Откуда взять деньги? И выход был найден – вытащить их обратно из ОГК-3. Но не путем распродажи своей доли, это было бы неразумно, не по-хозяйски, а внаглую, пользуясь правом сильного.

Короче до того, как к ним нагрянула проверка из Счетной палаты, новые хозяева успели вывести из 81,7 миллиардов “инвестиционных” денег – 29 миллиардов. На эти деньги ОГК-З купила у “Интерроса” компанию, занимающуюся торфом, кроме того выкупила у “Норникеля” и “Интерроса” их долю в американской компании Plug Power, занимающейся водородной энергетикой, а также у структур «Интерроса» приобрела 25-процентную долю в «Русиа петрлеум» (владеет лецензией на Ковыктинское газоконденсатное месторождение в Иркутской области). Причем о том, что последнее из предприятий находится в предбанкротном состоянии, покупатель заведомо знал. После чего ОГК-3 принялась скупать акции самого «Норникеля», причем по невероятно завышенным ценам…

Но весной 2009 года пришла проверка из Счетной палаты. Аудитор Михаил Бесхмельницын увидел, что из 81,7 миллиардов за два года ОГК-3 направила на инвестирование лишь 8 млрд., причем реально освоено было лишь 2 миллиарда. Тут-то он и увидел, что остальные деньги исчезают там, откуда прибыли, - в структурах «Интерроса» и «Норникеля». То есть, как минимум, расходуются не по назначению.
Аудитор углубился в бумаги, касающиеся этих сделок. Стремительность и легкость убывания средств с баланса ОГК поражала.

Надо сказать, что ОГК-3, если честно, жило на широкую ногу. Например, за консультации юристам, готовившим эмиссию, в апреля 2007 года они заплатили от души – 938,8 миллионов рублей. Почти миллиард – за консультацию и расходы по организации эмиссии (которая, напомню, составила 81 млрд. рублей).

Короче, вплоть до середины октября 2008 года деньги лежали, как им и положено, на депозитах. И вдруг в один прекрасный день членов Совета директоров неожиданно обзванивают и сообщают, что необходимо провести внеочередное заседание Совета в форме заочного голосования. Так как из 11 членов Совета директоров 8 - это представители либо «Интерроса», либо «Норникеля», причин возражать у них не было, привыкли: как скажут в штаб-квартире, так и согласимся. А сказали им следующее: на дворе мировой финансовый кризис и надо помочь хозяину, временно попавшему в тяжелое финансовое положение. Для этого под предлогом создания многоотраслевого холдинга, следует срочно купить ряд непрофильных активов: 25 процентов плюс одна акция компании «Русиа Петролиум» следует купить у компании Jarford Enterprises Inc., 34,97 процентов компании Plug Power Inc. – у компании Smart Hydrogen Inc. и, наконец, 100 процентов ООО «Группа Т- Инвест» - у компании Interros International Investments Limited. Разумеется, эти иностранные названия никому ничего не говорили, но надо так надо.

Один-единственный человек голосовал против этого решения – представитель ЕЭС в Совете директоров ОГК-3 Л.А.Кеткин. Еще бы он голосовал за – он прекрасно понимал, что все это значит.

Вообще то в ОГК существовало (и существует) «Положение о порядке созыва и проведения заседаний Совета директоров». Ни одно из требований этого положения (например, сообщить о собрании минимум за пять дней, проекты решений заранее предоставить в письменной форме, если член совета расписался в опросном листе позже чем за день до собрания, то его голос не учитывается и т.д.), ни одно из требований не было выполнено. Спешка была страшная. Все провернули за день.

Рано утром 10 октября начальник управления дочерних и зависимых обществ ОАО ГМК «Норильский никель» по электронной почте скинул начальнику управления корпоративной политики ОАО «ОГК-3» опросные листы и велел заполнить. Следом по электронной же почте еще один чиновник из «Норникеля» (директор департамента международного корпоративного управления Жупанов) скинул чиновнику из ОГК-3 (корпоративный директору Воробьеву) проекты необходимых протоколов, решений, бюллетеней и т.д. и велел ему до 11 утра управиться – чтоб все было готово – и протокол заседания и бюллетени. Финансовый директор ОГК-3 Катиев схватился за голову и сообщил, что столь значительных средств на финансирование этих сделок у компании нет. Вместе с Воробьевым они принялись звонить в «Норильский никель». Все средства от дополнительной эмиссии на банковских депозитах, говорили они. «Норникель» ненадолго затих, но в 13 часов 04 минуты (всю картину восстановил дотошный аудитор Бесхмельницын, с точностью до минуты!) Жупанов сообщил Воробьеву, что наверху принято решение деньги с депозитов досрочно снять.

В 13 часов 40 минут Воробьев связался со всеми вышеперечисленными начальниками из «Норникеля» и попытался еще раз вразумить их. Он сказал, что в ОАО до сих пор нет никаких документов о планирующихся сделках, что будут нарушены требования устава, да собственно и закон. Он предложил перенести заочное «заседание» хотя бы на 12 октября. В ответ в «Норникеле» сказали, что все документы подготовят сами. И действительно в 17 часов 30 минут по электронной почте они прислали все, что необходимо было подписать – и протокол, и опросные листы и проект решения. Собственно проектом назвать его было в той обстановке затруднительно. Это было по сути уже решение.

В 19 часов 20 минут Жупанов прислал уведомление о проведении собрания. В 19 часов 45 минут такое же уведомление пришло за подписью председателя Совета директоров «Интерроса» Бугрова. И, наконец, в 20.19 в ОГК прислали из «Норникеля» справки о приобретаемых активах и их оценке.

Когда открыли файл, оказалось, что справка только одна - в отношении «Русиа Петролеум». Справка, подготовленная независимым оценщиком ООО «НЭО Центр», ужасала: показатели ликвидности компании находятся ниже нормативов, то есть она на пороге банкротства, убытки за 2005 год у нее составили 761,4 млн рублей, за 2006 год – 490,8 млн. рублей, за 2007 год – 558,5 млн. рублей. Справок о независимой оценке двух других активов с иностранными названиями не было никаких.

Члены Совета директоров ОГК-3 ничему не удивились, подписали необходимые бумаги, одобрили все три сделки. Был уже поздний пятничный вечер.

За субботу и воскресенье никто не одумался. И начиная с понедельника все три сделки – по одной в день – состоялись.

Происходило это так.

К проектам договоров купли-продажи представителей ОГК не подпускали. Все готовилось в недрах «Интерроса» – «Норникеля».

Генеральный директор ОГК-3 И.В.Попов, которого только месяц назад повысили из замов по производству и которому теперь предстояло подписывать договора со стороны ОГК-3, весь понедельник вместе с юристами ждали текстов. В 18.03 Чупров из «Интерроса» прислал один вариант договора, Жупанов из «Норильского никеля» в 21 час 32 минуты прислал другой вариант. Произошел небольшой переполох, но, созвонившись с тем и другим, выяснили, что подписывать надо второй. Да вот незадача: он был на английском языке. Русская версия отсутствовала. Жупанов беспрестанно звонил свежеиспеченному гендиру Попову и интересовался, подписал ли он договор купли-продажи. Попов, вздохнув, поставил подпись. Ни одного слова в том, что он подписывает, он не понимал.

На следующий день, 14 октября, в 16 часов 40 минут по электронной почте в ОГК-3 все тот же Жупанов прислал следующий проект договора – между ОАО «ОГК-3» и компанией Smart Hydrogen Inc. о приобретении пакета акций находящейся в Калифорнии компании Plug Power Inc. и вновь потребовал его немедленно подписать. Попов повертел в руках бумажки на английском языке (русского перевода снова не было) – и поставил подпись на каждом листе.

Но Жупанов велел всем оставаться на местах и ждать третьего договора. В 20 часов 20 минут проект договора между ОГК-3 и компанией Interros International Investments Limited на приобретение 100 % акций в уставном капитале ООО «Группа Т – Инвест» был прислан. Но Жупанов сказал, что его еще должны посмотреть юристы (его юристы), и поэтому подпишем, мол, завтра. Еще Жупанов важно сказал, что буква «Т» в названии компании означает «торф». Работникам ОГК-3 теперь придется заниматься не только своими скучными гидроэлектростанциями, но и новым делом - производством энергии из торфа. Своим юристам директор ОГК показывать договор не стал, а когда наутро пришел подправленный юристами «Норникеля» вариант, подмахнул и его – точно так же, как он подписал два предыдущих договора.

Условиями всех трех договоров предусматривалась 100 % предоплата полной стоимости акций в течение 4-10 дней после подписания. Что и было сделано.

На этом история не кончилась. Договор о купле-продаже ООО «Группа Т – Инвест» согласно ст.28 Федерального закона «О защите конкуренции» надлежало предварительно направить на согласование в Федеральную антимонопольную службу. Ведь в сделке участвовали компании с одним и тем же владельцем. Договор направили в ФАС уже после подписания. 1 декабря 2008 года ФАС отказала в удовлетворении ходатайства, так как в представленных материалах отсутствовала информация о конечных выгодоприобретателях по сделке. ОГК-3 ничего не оставалось, как в январе направить туда новое ходатайство. Оно также не было удовлетворено. «Интерросу» в марте пришлось возвращать в ОГК-3 средства, которые оно изъяло по этому договору. Если бы Попов еще оставался на своей должности, он бы наверняка облегченно вздохнул: перспектива возиться с торфом ему, дипломированному электроэнергетику, никак не улыбалась. Но к тому моменту хозяева уже сняли его с должности – свое дело он сделал. Директорствовать ему довелось лишь несколько месяцев – пока шел слив средств.

Надо сказать, на этом хозяева ОГК-3 не остановились. Они только немного изменили схему, сделав ее менее криминальной, но от этого не изменив ее суть. 15 сентября 2008 года они сняли с эмиссионного счета 6 миллиардов рублей и передали их в доверительное управление управляющей компании «Тройка Диалог». «Тройка Диалог» уже 19 сентября из этих денег приобрела на два с половиной миллиарда акции ОАО ГМК «Норильский никель». К моменту аудиторской проверки стоимость этих акций успела упасть на 863,7 миллионов рублей. Такое вот «доверительное управление» получилось, врагу не пожелаешь. Фактически ОГК-3 заплатил очередную дань своему основному владельцу. На сегодняшний день от части этих акций ОГК-3 избавилась, но остальные продолжают висеть мертвым грузом.

Во время проверки, которую проводила Счетная палата, в ОГК-3 постоянно акцентировали внимание аудитора на строчке в решении Совета директоров о трех сделках: там было записано, что эмиссионные средства изъяты с баланса временно, и должны занять свое законное место в октябре-ноябре 2010 года.
Аудитор с такой постановкой вопроса не согласился. В представлении Счетной палаты, которое получил по результатам проверки уже новый гендиректор ОГК-3 В.В.Колмогоров, ему предписывалось: «Принять немедленные меры по возврату на счета Общества эмиссионных денежных средств, использованных по нецелевому назначению». Соответствующее решение Счетная палата приняла на своей Коллегии 13 апреля 2009 года.

Нечего и говорить, что ни «немедленно», ни даже в «октябре-ноябре 2010 года» изъятые у ОГК-3 средства не вернулись (если, конечно, не считать того, что пришлось возвращать по требованию ФАС).
Да и как их вернешь. «Русиа Петролиум», за которую ОГК отвалил столько денег какому-то офшору, за которым просматриваются уши «Норникеля», проходит процедуру банкротства. Уже назначен аукцион по распродаже имущества компании. Вся конкурсная масса с учетом требований кредиторов позволит акционерам вернуть себе в лучшем случае пятую часть того, что вложено. Самое ценное, что было у «Русиа Петролиум» - лицензия на разработку Ковыктинского месторождения – уже отозвана. Что делать с находящейся в США «Plug Power», вообще непонятно: в ОГК-3 до сих пор нет ясности, чем она вообще занимается.

Впрочем, шанс развернуть кабальные сделки был. Вспомним голосовавшего на собрании «против» представителя ЕЭС. Хоть государству и принадлежит в ОГК-3 жалкие 0,86 % акций, но если бы оно (в лице ЕЭС) обратилось в арбитражный суд и доказало очевидный факт нарушения процедур при одобрении сделок, суд наверняка бы принял решение о признании их ничтожными. Но, увы, государству это, видимо, не нужно.

Но, что самое интересное, в корне поменялась позиция Счетной палаты. Когда один из депутатов Госдумы обратился в Прокуратуру с запросом, а почему же ОГК-3 не выполнила предписание Счетной палаты о возврате средств, и Прокуратура переправила его письмо в саму Палату, он получил такой странный ответ: «Общество в 2009 году неоднократно направляло указанным продавцам акций предложения по их выкупу, однако ответов не получало», следовательно «проведение в 2011 году еще одного контрольного мероприятия по указанному вопросу, по мнению Счетной палаты Российской Федерации, представляется нецелесообразным». Только подписал уже другой аудитор: С.Н.Рябухин.

Вот это и называется: концы в воду.

Как-то незаметно прошла информация, о том, сколько бюрократы и коррупционеры украли у нас в 2010 году. Между тем, глава Счетной палаты Степашин сообщил эту цифру президенту Медведеву еще в январе: «Мы выявили финансовых нарушений на сумму 580 миллиардов рублей».

Давайте сравним эту цифру с бюджетом на 2011 г., который единороссы громко величают «бюджетом развития».

Итак: национальные проекты - 115 млрд руб., космонавтика - 113 млрд., авиастроение - 48
млрд рублей, судостроение - 14 млрд. Итого - где-то в два раза меньше, чем своровали за один прошлый год.

По идее, после этих слов Степашина (наверняка подкрепленных результатами проверок) наши чиновники и предприниматели должны были бы, толкаясь, наперегонки броситься оформлять чистосердечные признания. Но никто и бровью не повел. Не страшно!

Потому что знают: за громкими словами бывшего министра внутренних дел, а теперь председателя Счетной палаты особо ничего не последует. Она ведь совсем не страшная, эта Счетная палата. И пупсик Степашин не более страшен, чем Степашка из «Спокойной ночи, малыши».

Во-первых, проверяют явно то, что поручили сверху: например, транспортный комплекс Москвы, вокруг которого после отставки Лужкова идет серьезная возня. Накопали, кстати, уже на 215 млрд рублей. Но
опять, как говорится, не внушает, ведь ведомство уважаемого Сергея Вадимовича, оказывается, если нужно, может взять свои слова обратно. Достаточно вспомнить скандал с Навальным и Транснефтью, когда результаты проверки компании - злоупотребления на 4 млрд долларов - были просто засекречены.

Вот и разоблачение «интерросовской» аферы с ОГК-3 прошло по тому же сценарию: один аудитор Счетной палаты накопал миллиардный состав преступления, а второй сказал: да все нормально, пацаны.

Пацаны могут спать спокойно. Спокойной ночи, пацаны. На страже вашего сна добрый Степашка.

Источник

Документы

AnaRender поможет в быстром просчёте Вашего видео. Вы сможете продолжить свою творческую работу, переключив ресурсоёмкие операции на наши сервера
«Зеленое» будущее Ирландии

«Зеленое» будущее Ирландии

13 февраля 2010 г.
«Зеленый» сектор будет двигать вперед экономику Ирландии, уверено большинство лучших инженеров страны.
Жадность одолела

Жадность одолела

9 февраля 2010 г.
Россия намерена в полной мере воспользоваться отказом американцев от полетов "шаттлов". После 2011 года Москва, которая останется единственным перевозчиком грузов на Международную космическую станцию (МКС), готова серьезно поднять цены на свои услуги.
Щедрый мэр

Щедрый мэр

8 февраля 2010 г.
Мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг за последний год пожертвовал 254 млн долларов на благотворительность и занял четвертое место среди самых активных меценатов США.
Русские ищут права в Европе

Русские ищут права в Европе

28 января 2010 г.
Россия обеспечила в 2009 году наибольший вклад в общее количество жалоб, поступивших в Суд по правам человека в Страсбурге (Франция). Из 120 тыс. жалоб, пришедших из 48 стран-участниц Совета Европы, на долю России в прошлом году пришлось более 33 тыс.
Брюнеткой дешевле

Брюнеткой дешевле

27 января 2010 г.
Американские женщины все чаще стали перекрашиваться в темный цвет в целях экономии денег.
Германия не видит Солнца

Германия не видит Солнца

19 января 2010 г.
Министр экономики Германии Райнер Брюдерле заявил, что инвестиции в cолнечную энергетику сократятся на 17 процентов.
В Польшу на работу
В Польшу на работу
Все больше немцев, которые не могут найти работу у себя на родине, едут трудоустраиваться в Польшу. Тысячи жителей Восточной Германии стали гастарбайтерами в западной Польше.
Обуза для Евросоюза
Обуза для Евросоюза
Служба государственной статистики Греции подсчитала ноябрьский уровень безработицы в стране: этот показатель составил 10.6 процентов.
Нас не догонят
Нас не догонят
Глава Резервного Банка Новой Зеландии Аллан Боллард посоветовал своим согражданам оставить мысль о том, чтобы зарабатывать столько же, сколько австралийцы.
Бедные стали беднее
Бедные стали беднее
Разрыв в соотношении доходов между 10 процентами наиболее и 10 процентами наименее обеспеченных слоев населения в республике Бурятия (Россия) составил 14,8 раза. В 2007 году этот показатель был около 12,9 раз.
1500 человек окажутся на улице
1500 человек окажутся на улице
Шведская компания Ericsson объявила о том, что в ближайшее время уволит 1500 сотрудников. Это ожидаемый шаг после того, как компания опубликовала финансовый отчет о своей деятельности в 4 квартале.
Водка губит русских
Водка губит русских
Институт Макса Планка (Германия) обнародовал данные об ожидаемой продолжительности жизни обитателей России. Согласно им, средний российский мужчина проживет 61 год, а женщина - 74.
 
 
  

Information Agency InterRight
Официальный адрес редакции: info@inright.ru
Designed by Messir® 2010

18+

Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100

Реклама на сайте

© 2016, Волошин П.В. – свидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77 - 67032 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций