Вы здесь

Зеленая валюта: как лес становится источником роста бюджета и что этому мешает

Александр Седунов

Объемы инвестиций в лесные проекты России бьют рекорды, несмотря на все разговоры об экономическом кризисе. Однако отрасль имеет свои проблемы, тормозящие реализацию многомиллиардных инициатив и грозящие бюджету недополученной прибылью. Одна из главных – непрозрачность системы составления перечней приоритетных инвестиционных проектов в области освоения лесов.

Несмотря на санкции и макроэкономические трудности, лесная промышленность не только остается ключевой отраслью в России, но и активно наращивает темпы. В первом полугодии 2022 года объем вложений в  лесопромышленный комплекс составил 44,2 миллиарда рублей – примерно на треть больше, чем за тот же период прошлого года, свидетельствует статистика Рослесинфорга (лесоучетное учреждение Рослесхоза).

«На сегодня ни одна компания не заявила о приостановке своих инвестиционных программ, они заканчивают один инвестиционный цикл или проект и начинают новый. Отрасль остается привлекательной для бизнеса, несмотря на международное давление», – констатировал на недавней пресс-конференции директор Рослесинфорга Павел Чащин.

Почти 42 % от указанной суммы приходится на сферу производства бумаги и бумажных изделий – это 18,7 миллиардов рублей. Переработка древесины и производство изделий из дерева и пробки привлекла 34 % от всех инвестиций – более 15 миллиардов рублей. На их фоне результаты сегмента лесоводства и лесозаготовки в 8,7 миллиардов рублей могут показаться скромными, однако это вдвое больше, чем за январь-июнь прошлого года. Заметные цифры прироста и у переработчиков древесины – в 1,6 раза.

Специалисты отмечают, что важным механизмом привлечения новых инвестиций являются приоритетные инвестиционные проекты (ПИП). Он существует в стране с 2007 года и позволяет властям регионов определять ключевые направления для вложения средств. Это позволяет привлекать на территории крупные компании для запуска и финансирования новых проектов, а в ответ предоставлять им налоговые льготы и другие преференции. Бизнес уже оценил возможности, которые открывает перед ними система приоритетных инвестпроектов – неудивительно, что только за первый квартал 2022 года в России одобрено пять новых заявок на реализацию ПИП.

«Наверное, ПИП – единственный рабочий механизм, по которому есть смысл строить заводы. Чтобы получить участок в долгосрочную аренду, нужно пойти на конкурс-аукцион или заявиться на участие в ПИП — гарантировать выполнение задач проекта. В этом случае от государства получается лес по условной ставке сто рублей, а не тысяча или две, как в случае аукциона. Сэкономленные средства позволяют окупить вложения в строительство предприятия и инвестировать в его развитие», — рассказал «РГ» руководитель подкомитета по лесной промышленности «Деловой России», директор «Ангара Лес» Сергей Тарасюк.

По данным Минпромторга РФ, сегодня в стране число ПИП  в области освоения лесов достигло 164, они реализуются в 33 регионах. Из них 14 % проектов реализуются в Вологодской области, 10 % – в Красноярском крае, 7 % – в Архангельской области, 6 % – на Иркутскую. Таким образом, лесные инвестпроекты сосредоточены на Северо-Западе страны и в Сибири. Самым распространенным видом ПИП является изготовление пиломатериалов, а самые крупные инициативы связаны с целлюлозно-бумажным производством.

Например, в Красноярском крае в области освоения лесов уже реализовано семь инвестпроектов, которые только за первый квартал 2022 года принесли в бюджет почти полмиллиарда рублей налогов, а за всю историю реализации – 2,7 миллиардов. Кроме того, здесь создано 2,8 тысяч новых рабочих мест.

Всего же в перечне Минпромторга России в регионе указаны 12 приоритетных инвестпроектов, однако этот документ вызывает у специалистов вопросы, потому что в нем успешные запущенные проекты соседствуют с теми, кто проходит процедуру банкротства или  фактически не функционирует. Есть и другие примеры. Например, ООО «ЕФК», введенный в эксплуатацию в 2011 году не только был признан Минпромторгом России успешно завершенным, но и назывался  крупнейшим производителем шпона и фанеры за Уралом. Вместе с тем в 2014 году предприятие было признано банкротом, однако в настоящее время на площадке, ранее принадлежащей ООО «ЕФК», был реализован новый инвестпроект, который успешно продолжает свою работу после модернизации лесоперерабатывающей инфраструктуры.

Также за историю существования механизма ПИП в Красноярском крае семь проектов были исключены из него из-за невыполнения своих обязательств. Фактически бюджет недополучил существенную долю доходов.

Самая яркая ситуация последнего времени связана с проектом компании «Базис». Ее заявка в начале 2022 года была отобрана министерством лесного хозяйства для включения в перечень ПИП и направлена на  согласование в Рослесхоз. Речь идет о создании предприятия  в Северо-Енисейском лесничестве с инвестициями в размере более 5,3 миллиарда рублей. Здесь планировалось выпускать пиломатериалы, клееный брус, пеллеты и фанерный кряж. Однако позднее региональное ведомство одобрило и другую заявку, от компании «ЛСИ», хотя она была направлена позже. Территории двух проектов пересекались и они очевидно не могли быть реализованы оба. Сейчас вокруг этого дела ведутся судебные разбирательства. Правовую оценку действиям должностных лиц дадут компетентные органы. А пока проект простаивает, а бюджет недополучает средства.

«Результатом действий минлесхоза Красноярского края и Рослесхоза стало создание для ООО «Базис» фактически непреодолимых административных барьеров для реализации инвестиционного проекта. Неосуществление госорганами возложенных на них публичных обязанностей препятствует реализации приоритетных проектов, нарушает законные права обоих предприятий, приводит к существенным убыткам предприятий и ставит под сомнение эффективность инструмента государственной поддержки приоритетных инвестиционных проектов в области освоения лесов», – рассказали  представители отрасли.

О необходимости навести порядок в системе составления перечней ПИП бизнес говорит давно. Даниил Найденов, советник председателя комитета по лесу и устойчивому развитию "Деловой России" отмечает, что сегодня есть слишком много центров принятия решений – это и региональные министерства, и Рослесхоз, и Минпромторг РФ. Каждый из них руководствуется своими критериями, что приводит к торможению проектов и недополучению денег государством.

«Желательно, чтобы в перспективе центр принятия решений был один, например, Министерство лесного комплекса РФ, и отрасль в регионах получила больше внимания со стороны государства. Тогда реализация всех проектов будет с новой отдачей и силой, а объемы инвестиций еще вырастут кратно», – резюмировал Найденов.

Еще по теме:

Скинуться на бедность

В Германии набирает обороты инициатива по введению специального налога на богатых. По идее, эти деньги позволят государству пополнить казну, поддержав социальные проекты. Всего планируется собрать до 100 млрд. евро.

Письмо Дмитрию Медведеву №32

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, можете ли Вы рассказать, сколько у Вас резиденций?

Почему Белоруссия не Россия

Жена попросила купить домой мягкий творог, но непременно белорусский. Желание понятное и совершенно неудивительное: все же знают, что белорусская "молочка" почти всегда выделяется в лучшую сторону даже на фоне молочного изобилия московских супермаркетов.

Почему в России нет налога на имущество

Налог на имущество - нужная и полезная вещь. У нас что в хрущевке, что в квартире за миллиард оплачивают только коммунальные услуги.

Неоправданно дешевая ипотечная кабала

Думаю будет интересно сравнить ставки по ипотеке в России со ставками в США. Сделать это хочу в свете заявлений Германа Грефа, председателя правления Сбербанка России, о том, что ставки по кредитам в России неоправданно низкие.

Пример Науру для России

В не столь далеком 1968 году Науру получило независимость от Австралии и моментально стало одним из самых богатых государств в мире и несколько десятилетий подряд держалось на верхних позициях рейтинга по ВВП на душу населения.